psadvokat.ru

Достойная оплата труда адвоката –
гарантия независимости и профессионализма!
Наша задача –
увеличение дохода адвоката!

21 Августа 2018

Как робот юристов победил


Настоящий фурор вызвал на юридическом форуме в Санкт-Петербурге робот-юрист, выступивший ответчиком в игре, имитирующей судебный процесс.

Создатель робота компания Мегафон подготовила такую фабулу: «Торговая компания взяла в аренду участок земли для использования в предпринимательской деятельности. Не получив от арендодателя разрешения на строительство, компания воздвигла на участке здание и зарегистрировала на него право собственности. Арендодатель подал иск о признании права отсутствующим. Внимание, вопрос: Какие перспективы иска?»

Любой человек без юридического образования, ни минуты не сомневаясь, ответил бы, что перспективы блестящие. Иск, безусловно, должен быть удовлетворен. Но юристы Мегафона, составившие этот казус, думали иначе. Иначе зачем это все?

В начале шоу робот самонадеянно, под одобрительный смех публики, заявил, что он может отстоять любую позицию. Прошу обратить на это внимание. Это то, что мы в России называем «закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло». Как вы понимаете, это позиция юристов Мегафона, которые программировали робота.

Участвовать в поединке пригласили известного юриста Романа Бевзенко, который, по его собственному признанию, был готов к поражению.

Очень важная деталь. Стороны, как это было бы в реальной жизни, имели возможность подготовиться к процессу. Очевидно, что подготовка робота зависела от того, какую информацию в него загрузят юристы Мегафона.

Чистота эксперимента вызывает сомнения, так как в робота можно было загрузить алгоритм размышлений юриста Мегафона. Но да ладно, давайте посмотрим, что из этого получилось.

Жребий, как в футболе, решил, на чьей стороне будет играть робот и человек. Роману повезло. Ему выпало представлять истца там, где исход дела был предрешен и не зависел от его участия. Председателем судебного состава был декан юридического факультета Санкт-Петербургского университета Сергей Белов.

Сопоставив фабулу дела с теми, кто участвует в шоу, я вспомнил поговорку «замах на рубль — удар на копейку». Итак, неблагодарную роль ответчика в безнадежном деле взвалили на хрупкие плечи новорожденного, двухмесячного робота.

Юрист берется защищать ответчика в подобной ситуации в двух случаях :

  1. Юристу платят за недобросовестное поведение, связанное с умышленным затягиванием процесса.
  2. Юрист обманывает клиента, обещая выиграть дело.

Алгоритм, заложенный в робота, не предполагал отказ от защиты по причине отсутствия достойной позиции.

Немало юристов берутся за заведомо проигрышное дело, чтобы заработать. Потом в суде им приходится «лепить горбатого». Мы настолько привыкли к такому пониманию роли юриста, что возложили на несчастного робота задачу доказать, что белое — это черное в первом же его процессе. Робот прекрасно знал содержание ст. 263 ГК о том, что «собственник …может …разрешать строительство на своем участке другим лицам».

Как видите, никакого толкования этой нормы не требуется. Не говоря уже о ст. 622 ГК, обязывающей вернуть арендованное имущество в том состоянии, в котором оно получено, если иное не предусмотрено договором. Именно на ст. 263 ГК РФ сослался Роман Бевзенко, справедливо считая, что этого достаточно, чтобы закрыть дело и разойтись по домам. Он лишь посетовал, что очевидные вещи роботу пока не понятны.

Юристы знают, что когда нет позиции, приходиться ссылаться на общие нормы, прикидываясь идиотом. Робот сослался на то, что воля собственника на строительство была выражена разрешением вести на участке предпринимательскую деятельность, так как понятие «деятельность» включает в себя строительство.

Такая позиция восхитила Романа Бевзенко, который усмотрел в ней интеллект. Как по мне, то интеллекта тут с гулькин нос.

Нейронная сеть должна была уметь соотносить общее с частным, иначе она вообще ничего не стоит. Согласно ст. 2 ГК РФ, предпринимательская деятельность — это выполнение работ (в том числе). Строительство — вид работ.

Разрешил на участке предпринимательскую деятельность значит разрешил и строительство. Вот такая логика.

Логика Аристотеля:

  1. Все люди смертны.
  2. Сократ человек.
  3. Сократ смертен.

Логика робота:

  1. Предпринимательская деятельность — это любая работа.
  2. Строительство — это работа.
  3. Строительство — это предпринимательская деятельность.

Если бы робот действительно умел думать, то он бы продолжил свои размышления таким образом:

Арендатор — торговая компания. Предпринимательская деятельность — это систематическая деятельность, направленная на получение прибыли. Для торговой компании строительство не является такой деятельностью. Она получает прибыль не от строительства, а от торговли. Роботу не хватило ума, чтобы это понять.

Но все это не имеет ровным счетом никакого значения. Любая комммерческая фирма арендует участок для предпринимательской деятельности. Это не означает, что ей разрешили на нем строить.

Робот мог занять одну из двух позиций:

  1. Представить доказательства наличия разрешения на строительство.
  2. Доказать, что закон не требует такого разрешения.

Ни имея доказательств, робот стал использовать формальную логику для толкования права там, где его и близко быть не должно. Делал он это уверенным, бессовестным голосом, точь в точь как юрист-прохвост.

Более того, он дважды спросил Бевзенко о том, какой нормой предусмотрено согласие на строительство, невзирая на то, что эта норма была ему прекрасно знакома.

На что рассчитывал робот? На то, что судьи не смогут отличить прямое указание закона от правовой неопределенности? На их слабоумие ?

И еще одно. Отрицая иск, робот признал, что договор аренды для целей строительства отличается от обычной аренды, так как по истечении срока обычной аренды имущество нужно возвратить в том же состоянии. Робот даже сослался на ст. 263 ГК РФ, согласно которой собственник участка дает разрешение на строительство.

Налицо когнитивный диссонанс. Почему он возник? Потому что нормы права говорили роботу одно, а задача, поставленная перед ним, — другое. Робот еще не научился врать. Это недоработка юристов Мегафона. Если вы ставите роботу задачу выиграть дело с любой стороны, вы должны запретить цитировать нормы не в свою пользу. Так, потихоньку, можно научить бота «кривить душой».

Вообще-то говоря, роботу еще повезло. Его не спросили, почему арендатор приступил к строительству, не оговорив судьбу будущего здания в договоре, зная, что ст. 622 ГК РФ обязывает его возвратить участок в том же состоянии, в котором он был получен.

Никто не стал рассуждать о разумности арендатора, начавшего стройку, нимало не заботясь о судьбе своих инвестиций. Но даже и без этого решение суда было очевидно любому мало-мальски разумному человеку с самого начала.

Какие неутешительные выводы можно сделать из первого в России поединка между роботом и юристом?

Судебный процесс рассматривается как состязание в красноречии. Толкование права вызывает восторг даже там, где в нем нет никакой необходимости.

Ссылка на общую норму при наличии прямого указания закона признается  показателем интеллекта.

Право воспринимается как дышло, а не алгоритм с результатом, основанном на доказательствах.

Полагаю, что честнее было бы присудить победу роботу Мегафона, который заставляет задуматься над тем, как мы понимаем право и роль юриста.

Давайте зададим себе вопрос: «А если бы Бевзенко выпало представлять ответчика?» Вне всякого сомнения, он бы проиграл. И что тогда? Мегафон бы заявил о победе искусственного интеллекта над человеком? Вы это серьезно?

Читайте также